В.Е. Гусаров 

 ГОРДИМСЯ СВОИМ ЗЕМЛЯКОМ!

      Фёдор Николаевич Бабкин родился 24 января 1914 г. в селе Сучкино (русифицированное мордовское (мокшанское) «цюцькя» – любая мелкая вещь, «малявка»; ныне Колдаис) Наскафтымской волости Кузнецкого уезда Саратовской губернии (ныне Шемышейского района Пензенской области), в бедной крестьянской семье. 

    Детство прошло в тяжелых условиях, шла первая мировая война, потом революция 1917 г. и Гражданская война. 1921–22 гг., когда он начинал учиться, были голодными годами, неурожайными. Кроме того, после революции, иностранной интервенции и гражданской войны, промышленность и сельское хозяйство восстанавливались медленно. 

     Ф.Н. Бабкин вспоминает: «Делали всё своими силами, никто извне молодому советскому государству не помогал, да и внутри страны контрреволюционеры и кулачество мешали и вредили. 

     Школа в Колдаисе состояла из двух комнат, разделенных коридорчиком. В одной комнате, что побольше, размещался учебный класс. Во второй половине дома квартировали два учителя.  Дети учились в две смены, по два класса (группы) в одной смене. После 4-го класса они получали свидетельство об окончании начальной школы. С учебниками и учебными пособиями было очень трудно. На четверых и более учащихся – один учебник, а некоторые учебники – в единственном экземпляре только у учителя, поэтому данный предмет изучали лишь в школе. Писали на отдельных дощечках, да и тех не хватало на всех. На одной работали по двое. Домашнее задание выполняли на грифельных досках, иногда некоторые ученики  использовали  исписанные тетради или ненужные книги,  писали на них между строк, разными чернилами, чтобы было заметно. Чернила были у всех разного цвета: делали их из краски, а уж кто какого цвета достанет... Карандашей тоже выдавали  мало, мы приспособились писать свинцом. Делились друг с другом и чернилами, и свинцом. На контрольные работы раздавали одинарные листочки, тетради появились позже. Уроки старались готовить в дневное время, т.к. не было керосина. Избы освещались лучинками. Иногда их переносили от соседа к соседу, т.к. не было спичек. 

    Носили мы в основном холщовые рубашки и штаны, которые ткали из конопли в каждой семье. На ногах у большинства были лапти, и лишь у некоторых – валенки или сапоги. Летом до поздней осени  ходили босиком. Лапти я умел плести и думаю, что если понадобится, то и сейчас их сплету. Друзья! Предлагаю вам посмотреть репродукцию картины художника Н.П. Богданова-Бельского «Устный счёт»,  где всё показано так правдиво, подробно и искусно, что мне нечего больше добавить. Мы, тогдашние школьники, выглядели точно так же. Лапти я «забросил» в г. Кузнецке в 1930 году, будучи студентом мордовского педагогического техникума. 

    Девочек в нашем классе было всего три, сказывалось ещё дореволюционное  мнение, что обучать девочек не нужно. Из-за этого женщины моего возраста в Колдаисе или малограмотные, или совсем неграмотные. В последующие годы были организованы «ликбезы» (ликвидация безграмотности у населения) и знания получали уже все. 

     После окончания начальной школы я учился в Наскафтымской школе колхозной молодёжи (ШКМ, подобно семилетке), что от Колдаиса в 14–15 верстах. Приходил домой каждую неделю за продуктами. Жил в Наскафтыме «на квартире» у чужих людей, общежития не было. Затем поступил в мордовский  педагогический техникум в городе Кузнецке, но из-за болезни отца весной пришлось бросить учёбу. Надо было дома вести хозяйство (сеять, пахать, убирать урожай и т. д). Отец мой всегда говорил, что надо учиться дальше, а мать не хотела меня отпускать из дома. Осенью после уборки урожая, мы с другом решили уехать учиться, но мать на дорогу ничего не дала (ни хлеба, ни белья). Весь мой скарб: хлеб и немного денег, которые дал мне зять, уместился в небольшой  узелок. Добравшись до Ленинграда (ныне Санкт-Петербург), мы с другом работали на различных фабриках и заводах. В марте 1932 г. я поступил учиться в военную школу, с тех пор до 1958 г. служил в армии. За это время окончил фельдшерскую школу, военно-медицинскую академию имени С.М. Кирова, двухгодичный факультет при морской академии. За время службы и работы в армии жил в разных  городах Советского Союза: Ленинграде, Ташкенте, Самарканде, Оше, Таллине, Риге, Советской гавани, Владивостоке, Тихвине и т. д. 

     Война застала меня в Ленинграде. Что такое блокадный город, знаю не понаслышке. В начале войны я был старшим врачом полка, потом командиром медсанбата и начальником медсанслужбы соединения». 

     Фёдор Николаевич участник боевых действий с ноября 1942 г. Воевал на Центральном, Белорусском, 1-м Украинском фронтах. В 1944 г. капитан медслужбы, командир 226 отдельного медико-санитарного батальона 149 стрелковой Новоград-Волынской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии Ф.Н. Бабкин представлялся к ордену Отечественной войны II степени. Награждён – орденом Красной Звезды. 

     Кроме своих прямых обязанностей, во время потоков раненых Фёдор Николаевич провёл 70 хирургических операций.

     Именно на полковых медпунктах шла первичная сортировка раненых по тяжести ранений и их виду. Те, кто получил самые легкие ранения, могли и не отправляться еще глубже в тыл, они получали первую врачебную помощь и возвращались в свои подразделения. Тем же, кому требовалась квалифицированная медпомощь, чаще всего хирургическая, предстояла дорога дальше, в тот самый медсанбат — последнее и самое, наверное, главное звено первичной медицинской базы Красной Армии. По послевоенным обобщенным данным, на дивизионных медпунктах оперировали почти три четверти всех раненых. Впрочем, далеко не всегда у врачей медсанбата была возможность оперировать в полевых условиях. Зачастую во время наступления, при котором санитарные потери всегда оказываются выше, на стол попадал только каждый шестой или седьмой раненый из тех, кто нуждался в срочной хирургической помощи. А остальных приходилось при первой же возможности отправлять дальше, в армейский тыл, где действовали хирургические полевые подвижные госпитали. А здесь, на дивизионном медпункте, в 6–10 километрах от передовой, ненадолго задерживались только те, кто получил легкие ранения, требующие госпитального лечения в пределах 10–12 дней. Такие бойцы попадали в сформированные при каждом медсанбате команды выздоравливающих легкораненых, каждая из которых насчитывала до 100 человек, и уже через полмесяца возвращались в свои подразделения.

     Фёдор Николаевич участвовал в боях на Курской дуге; в освобождении  Польши, столицы Чехословакии – Праги. В 1944 г. ему была вручена ещё одна награда: медаль "За боевые заслуги". Возвратился домой в 1947 г.в званиимайора медслужбы. 

     После ухода из рядов Вооруженных Сил подполковник в отставке Ф.Н. Бабкин в 1958–1961 гг. работал старшим врачом атомного ледокола «Ленин» (первое в мире надводное судно с ядерной силовой установкой, спущенное на воду 5 декабря 1957 г.). Потом работал на Ленинградской городской станции переливания крови. Фёдор Николаевич имел награды и в мирное время: орден Красного Знамени (1952) и орден Ленина (1956).

Екатерина Рискина,

 учащаяся 6 «А» класса МОБУ СОШ с. Засечное

 

СЕМЬ ГЕРОЕВ ОДНОЙ СЕМЬИ!

       Я хочу поведать вам о семье моего прадеда Ивана Трофимовича Маризова (1902–1971) из села Новая Яксарка Шемышейского района Пензенской области. У него было 5 братьев и 5 сестёр. Родителям прадеда – Трофиму Николаевичу и Екатерине Яковлевне тяжело было растить своих детей! Трудились они с утра до ночи, не покладая рук. В 1931 годуТрофим Николаевич умер. Время шло, дети выросли, обзавелись семьями, своих детишек растить стали. А тут пришла беда – началась война!

     Братья, все, как один, ушли на фронт. С ними сражаться с врагом пошёл и 17-летний сын (мой дед) старшего из братьев.

Екатерина Яковлевна Маризова с сыновьями. Михаил, Пётр, Александр, Алексей, Василий, Иван (слева направо)

    Старший брат, Иван Трофимович Маризов (мой прадед) до войны –  председатель колхоза, коммунист. После шестимесячных курсов направлен командиром взвода знаменитых «Катюш». В 1943 г. после тяжелого ранения в ногу демобилизован. Вернувшись в родное село Новую Яксарку, сразу был назначен секретарём сельского совета, а потом работал в прокуратуре районного центра Шемышейка. Имеет награды, среди которых орден Славы III степени, медаль «За отвагу».

     Его сын, Николай Иванович Маризов (1925–1996), в 1942 г. 17-летним мальчишкой поступил на курсы шофёров, после которых был направлен на фронт. Первое боевое крещение он получил под Полтавой, когда в составе двух автобатальонов под непрерывными бомбёжками доставлял продукты и боеприпасы на фронт. На глазах парня гибли боевые товарищи, рвались машины с боеприпасами. Оставшиеся в живых, в том числе и Николай, продолжили службу в санитарной роте. Много раз приходилось ему выносить раненых с поля боя. После Победы над фашистской Германией Николай воевал ещё и на японской войне. Домой вернулся в 1947 г. Всю жизнь проработал шофёром. Имеет боевые награды, среди которых орден Отечественной войны II степени. После войны за доблестный труд награждён орденом Трудового Красного Знамени. 

      Василий Трофимович Маризов (1906–1986) был радистом. Настоящий богатырь, обладал силой немереной, коренаст, плечист и крепок. Всю войну с 1941 г. по 1945 г. находился на передовой линии фронта, был много раз ранен. Домой вернулся в 1945 г. Имеет награды, среди которых орден Отечественной войны I степени.

     Алексей Трофимович Маризов (1911–1982) был пулемётчиком. Участник Финской войны. Был тяжело ранен осколком в ногу. Вернулся домой инвалидом. Имеет награды, среди которых медаль «За боевые заслуги».

     Александр Трофимович Маризов (1914–1993) в Советской армии отслужил 11 лет, в том числе год в Китае. Воевал в 162 полку МВД. Был ранен. После войны служил в городе Куйбышеве (ныне Самара). Домой вернулся в 1947 г. Имеет награды,среди которых орден Отечественной войны II степени.

     Пётр Трофимович Маризов (1919–2007) был танкистом. Смелый, отважный человек, таких людей называют «сорви голова». Воевал на Белорусском фронте. Подбил несколько немецких танков. Горел в танке 3 раза. Имел 6 ранений. После каждого ранения возвращался в строй. Два раза бежал из плена. Партизанил в Белорусских лесах. Домой вернулся в 1945 г. Имеет награды, среди которых орден Красной Звезды.

     Михаил Трофимович Маризов (1924–1993), младший из братьев, был зенитчиком. Прошёл всю войну. Домой вернулся контуженный и почти глухой. Имеет награды, среди которых орден Великой Отечественной войны.

     Пришли с войны все семеро. Раненые, больные, изувеченные, но главное –  живые! 

Т.С. Буданова 

 В ПАМЯТИ НАВСЕГДА!

          Семён Никифорович Архипов, мой прадедушка, родился в 1899 году в селе Озерки Шугуровской волости Городищенского уезда Пензенской губернии (ныне Сосновоборского района Пензенской области). 

     В конце 1941 года был призван на фронт. Звание – рядовой,  должность – ездовый, т.е. отвечал за тягловую силу – лошадей. 

Cправа.

Первый слева.

     Дошёл до Белоруссии, погиб 8 июля 1944 года. Похоронен в 9 км юго-западней села Лебежань Зельского района Барановичской области.

Анна Гурина

Я ГОРЖУСЬ СВОИМ ПРАДЕДОМ

И ПОМНЮ ЕГО ГЕРОИЧЕСКИЕ ЗАСЛУГИ!

 Мой прадедушка, Николай Михайлович Акстын, родился в 1915 году в мордовском селе Наскафтым Кузнецкого уезда Саратовской губернии (ныне Шемышейского района Пензенской области).

     Николай Михайлович работал в колхозе трактористом. В 1941 г., в самом начале Великой Отечественной войны, был призван Шемышейским РВК. В это время его жена Елена Акимовна Акстын (урождённая Аганина) осталась одна с двух летней дочкой на руках, с моей бабушкой Раисой Николаевной Гуриной (Акстын). 

     Николай Михайлович Акстын прошёл почти всю Великую Отечественную войну в звании сержанта. Он погиб 19 марта 1945 года, когда до победы оставалось чуть меньше двух месяцев. Погиб, освобождая Латвийскую ССР, под хутором Янайши Салдусской волости Кулдигского уезда.

     Мой прадед был награждён медалью «За отвагу», но об этом мы узнали только в 2019 году, так как в наградных списках была допущена ошибка в фамилии (Акстин).